Роман Шамолин. Фото Александра Симушкина

Насилие и искусство: антропология вопроса

Лекция Романа Шамолина в книжном магазине «Плиний Старший» 17.01.18.

Новосибирский открытый университет

Фото и видео: Александр Симушкин

Мобильная студия Сибкультура


Заметки Романа Шамолина к лекции:

Состояние, первый экзистенциал, в котором человек сразу находит себя в мире: не-обусловленная свобода. Первое и базовое чувство, возникающее как реакция на свободу – тревога, отражающая невыносимость свободы. Тревога отличает нас от всякого животного существа; метафорой этому может служить практически постоянное, кричащее беспокойство младенцев, — такого никогда не встретить у новорожденных животных. Помимо этой эксклюзивной человеческой особенности в нас присутствует, как во всяком животном виде, — воля к удовольствию. Хотя, если следовать идеям Ж.Лакана, наше удовольствие в своем чистом виде настолько же невыносимо, как и свобода, — некоторый его избыток, — и мы уже дезориентированы, мы уже рядом с катастрофой.

Тревога и удовольствие – это правит нами. Насилие возникает как из того, так и из другого. Из тревоги идет базовое насилие, вызванное желанием от тревоги избавиться посредством уничтожения той вещи или человека, на которые тревога спроецирована посредством переноса. Такое насилие бывает непосредственным, когда уничтожению подлежит все непонятное и незнакомое, — все, что усиливает тревогу. Так же есть насилие, продуцированное внушением, — когда тот или иной объект концептуально наделяется качествами опасности и враждебности, — и преподносится в таком виде как объект уничтожения. Такое внушенное насилие — наиболее распространенная форма насилия вообще; на его основе идут все войны, все массовые уничтожения, этническая вражда. Здесь работает идеологема: «свой-чужой». Насилие со стороны удовольствия: оно есть первая и простейшая реакция на препятствия перед целью, обещающей удовольствие. А такие препятствия встречаются всегда.

К этому добавляется еще факт удовольствия от самого насилия, когда оно удачно свершилось: человек испытывает эйфорию от победы, от опьяняющего чувства превосходства над поверженным врагом. В стиле известной фразы, приписываемой Чингиз-хану: «Самая большая радость для мужчины — это побеждать врагов, гнать их перед собой, отнимать у них имущество, видеть, как плачут их близкие, ездить на их лошадях, сжимать в своих объятиях их дочерей и жен».

Насилие – постоянный соблазн для тех, кто все подчиняет своей желанной цели.