Третьяковская галерея привезла шедевры в Новосибирский художественный музей

Двадцать девятого марта в Новосибирском государственном художественном музее состоялось торжественное открытие выставки «Третьяковская галерея в Новосибирске. Живопись и скульптура». Изысканная подборка, включившая 35 произведений из открытой экспозиции и запасников Третьяковки, разместилась в залах музея до июля.

На третьем этаже посетителя встречает фирменный баннер, повторяющий фасад исторического здания галереи в Лаврушинском переулке. Витрины с архивными документами лаконично и одновременно красноречиво дополняют облик зала. Именно они разъясняют причину особых отношений Третьяковской галереи с Новосибирском: в годы Великой Отечественной войны город принял и помог сохранить внушительную часть её коллекции – более шестнадцати тысяч произведений.

В те далёкие годы собственной картинной галереи у Новосибирска ещё не было. Вынужденно образованный филиал Третьяковки базировался в строящемся здании театра оперы и балета, где размещались и эвакуированные работы из столичных музеев, и сопровождавшие их сотрудники. В течение нескольких лет в непривычном суровом климате, в экстремальных условиях фронтового тыла шла напряжённая работа по поддержанию необходимого состояния картин и обеспечению комфортного режима для них. Не угасали и творческие инициативы: сотрудники галереи устраивали выставки, читали лекции об искусстве, продолжали научные изыскания.

Научный сотрудник Надежда Мусянкова проводит методическое занятие. НГХМ. Фото: Игорь Шадрин

Научный сотрудник отдела живописи второй половины XIX – начала XX веков Надежда Мусянкова проводит методическое занятие для сотрудников новосибирского музея. Она указывает на этюд «Голова Иоанна Крестителя» кисти А.А.Иванова. Этот вариант наиболее близок к типу, изображённому на знаменитом монументальном полотне «Явление Христа народу». В годы эвакуации оно также находилось в Новосибирске, но сегодня его перевозка была бы сопряжена с немыслимыми затратами и рисками. А вот четырнадцать работ из тридцати пяти представленных не только благополучно пережили войну в сибирской столице, но и отметили это нынешним визитом. Среди них — легендарное «Покорение Сибири Ермаком» кисти В.И.Сурикова (авторское повторение) и одно из немногочисленных живописных свидетельств пребывания за границей И.И.Левитана – пейзаж «Весна в Италии». Вновь посетил Новосибирск и бронзовый «Нестор-летописец» М.М.Антокольского.

Каждая картина уникальна своей историей и содержанием. Работа Ф.Я.Алексеева «Соборная площадь в Московском Кремле» запечатлела давно стёршийся облик Москвы  до пожаров Отечественной войны 1812 года. Своеобразную трактовку сибирского края демонстрирует произведение А.Е.Мартынова «Вид реки Селенги в Сибири», написанное в 1817 году. Внимание зрителя наверняка привлечёт знаменитое сказочное полотно «Снегурочка» В.М.Васнецова. Не может не тронуть задумчивой меланхолией картина С.А.Виноградова «В усадьбе осенью». Об эстетике нового времени напомнят работы участников группы «Бубновый валет» В.В.Рождественского и А.В.Куприна. Надежда Мусянкова рада, что в числе прочих с сибирским зрителем встретится картина О.Л. Делла-Вос-Кардовской «Девочка с васильками»: из-за высокой конкуренции этой очаровательной работе нечасто удаётся занять место в экспозиции Третьяковской галереи.

Врио министра культуры Новосибирской области Игорь Решетников принял участие в торжественном открытии. НГХМ. Фото: Игорь Шадрин

По словам сотрудников галереи, экспозиция, охватывающая XVIII-начало XX века, призвана показать коллекцию, а вместе с ней – вехи развития отечественной живописи в миниатюре, а также заострить внимание на времени как философской категории. Меняются времена – меняются и реалии. «Наша задача – побудить зрителя остановиться возле картины и разобраться, почему художник избрал тот или иной предмет для наблюдения, что он хотел выразить. Необходимо проделать некую душевную работу для постижения этих смыслов», – говорит Надежда Мусянкова.

На открытии произносится немало добрых слов. Директор НГХМ Сергей Дубровин и главный хранитель ГТГ Татьяна Городкова вспоминают сложившиеся добрые связи Третьяковки с художественным музеем Новосибирска: работы, подаренные Третьяковкой, одними из первых украсили собрание новосибирской картинной галереи. Из Третьяковской галереи поступила и коллекция шестидесяти подлинников Н.К.Рериха, пользующаяся огромной популярностью у зрителей. Картины Третьяковской галереи уже бывали на выставках Новосибирского художественного музея, но давно – более двадцать пяти лет назад. Встреча двух музеев – первая в нынешнем веке. К ней готовились тщательно: уникальные вещи требуют особых условий, прежде всего — определённого температурного режима. Количество одновременных посетителей выставки даже придётся ограничивать во избежание травмирования работ.

На открытии выставки гости с удовольствием делились друг с другом впечатлениями. НГХМ. Фото: Игорь Шадрин

Значение события осознают и сотрудники, и посетители. Преподаватель художественной школы Елена Сергеевна признаётся: «Вся выставка интересна своим разнообразием. Я долго ждала её. Счастлива, что могу прикоснуться к ней, что вживую вижу подлинники Сурикова, Репина. Не могу выделить работы, которые мне особенно понравились. Всё нравится. Возможно, приду сюда снова с учениками».

Коллекционер, галерист, директор аукционного дома GetArt Григорий Гапонов замечает: «Как я понимаю, здесь присутствуют и работы из запасников. То есть даже в Третьяковке такого не увидишь! Впервые за столь долгий период такая выставка – это, конечно, событие, с чем нас и поздравляю».

«Выставка очень сбалансированная, – резюмирует впечатления главный научный сотрудник НГХМ, искусствовед Александр Клушин. – Здесь есть знакомые широкому кругу имена – Левицкий, Шишкин, Крамской. Есть имена менее известные – допустим, Николай Тархов или Вос-Кардовская с её прекрасным детским портретом. Сложно сказать, что будет иметь наибольший успех. Может быть, «Купеческие поминки» Журавлёва – вещь классическая, во всех учебниках воспроизводимая. Может быть, жанровая сцена Пукирева. Кого-то заинтересует сюжет, кого-то – типажи. Присутствуют работы на любой вкус. Нет только радикального авангарда, беспредметной живописи. Но, может быть, это и к лучшему. Наша история такова, что хотя мы сыграли свою роль в формировании беспредметного искусства, но не отказались от фигуративной живописи. И баланс этот у нас весьма продуктивный, в отличие от Запада, где беспредметное искусство доминирует.

Это уже третье посещение Третьяковской галереи на моей памяти. Я принимал некоторое участие в организации первой выставки, и я же был человеком, занимавшимся отбором работ для второй. На ней были Кипренский, и прекрасный Коровин, и даже Нестеров. Были вещи совершенно замечательные, как и теперь. Они несут в себе аромат Третьяковской галереи, изумительно передают ауру этого святого для искусства места. И ты проникаешься, ты располагаешься напротив них и ведёшь диалог – созерцаешь, анализируешь. Что ещё для меня важно – мой дедушка был строителем, он принимал участие в возведении нашего оперного театра. То есть и он имеет отношение к спасению шедевров Третьяковки, к её истории. Когда находишь что-то подобное и связываешь воедино, оказывается, что страна наша хоть и большая, но не разрозненная. Она связанная, сотканная, и разорвать эти связи совершенно невозможно».

Юлия ФЕДОРИЩЕВА

Фото Игоря Шадрина