Наталья Чевжик: Нельзя забывать, что все мы из детства!

Солнечные утра созданы для встреч с солнечными людьми. На втором этаже кафе просторно, людно и в меру шумно. Художница Наталья Чевжик озаряет его ослепительным коралловым платьем и улыбкой абсолютно счастливого человека. Посреди интервью – нежданная и радостная встреча с музыкантом и преподавателем Натальей Багинской, забежавшей на обед. На диктофон записалась малая толика, а поговорить успели, кажется, обо всём на свете. О танцах, рисовании, ёжиках и гармонии в своей жизни рассказывает Наталья Чевжик.

—  Ты закончила художественно-графический факультет НГПУ. Как график или как живописец?

— Мне всегда нравилась графика, но диплом я писала по живописи. На четвёртом курсе у нас была курсовая работа, и преподаватели сказали, что по живописи её в каком-то смысле легче делать. Легче потому, что в последний день её можно всегда записать. То есть сделал неправильный мазок, всё подсохло за день, а утром можешь начисто переписать всю работу. Допустим, горизонт не ложится – ты сделаешь пару мазков, и он у тебя ляжет. А с графикой так не получится. Если ты акварелью или тушью работаешь и сделал неверный штрих, его уже ничем не замажешь. В итоге моей дипломной работой стала серия пейзажей, мы специально делали этюды на Алтае. Они до сих пор хранятся у меня.

После института я какое-то время писала маслом, а в 2013 году мне на глаза случайно попался сайт CITYCELEBRITY. Там проводился конкурс для художников-иллюстраторов – нужно было выполнить обложку и две иллюстрации к книге Людмилы Петрушевской «Сказка о часах» в рамках «Петрушевского фестиваля». Она лично просматривала работы и отбирала победителей. Благодаря этому конкурсу я впервые после института начала рисовать акварелью и тушью! А чтобы работу скинуть на сайт, нужно было сначала где-то в Интернете её разместить. Я разместила свои иллюстрации «ВКонтакте», скинула ссылку, никакое место не заняла, но работы мои увидел замечательный новосибирский художник Владимир Александрович Авдеев. И он мне пишет что-то вроде: «Хорошие работы. Если нужны советы, можешь обращаться». И телефон написал. Я его на тот момент совершенно не знала, но взяла и пошла к нему!

И с тех пор я много раз думала: как это было вовремя! Как важно на начальном этапе, чтобы тебе попался учитель, который бы тебя поддержал и крылья дал! Это именно и был Владимир Александрович. Он умеет сказать: «Наташа, у тебя такие замечательные работы, у тебя вот это вышло просто чудесно, только здесь нужно немножко переделать, здесь переделать и вот тут маленько». И когда я выхожу от него с рисунками, думаю: «Я шикарный художник!» (смеётся). Потом сажусь в машину и понимаю, что с его замечаниями мне нужно всё по новой перерисовывать. Но у него получается сказать настолько бережно, необидно. Я переделываю и понимаю, что действительно стало лучше! Так я стала заниматься графикой. Но живопись я тоже люблю. Пишу систематически, краски не убираю. Когда открываю краски, мне просто голову сносит от этого запаха! Обязательно езжу на пленэры каждый год.

— Куда именно?

— Мы с семьёй ездим на Алтай. Беру с собой пять штук холстов и масло. Живём там примерно десять дней, и за это время стараюсь несколько работ написать. Дома доделываю, иногда для этого фотографирую, но писать по фотографии – очень неблагодарный труд. Получается совершенно не то! Либо работаю в городе, мы часто выезжаем на Обь.

— А ты реализуешь работы или оставляешь себе?

— Оставляю. Муж мне говорит: «Продай! Зачем они тебе, все стены в картинах, продай!» А я говорю: не могу! Мне жалко, правда, ужасно! Я смотрю на них и думаю: этот этюд я здесь писала, а этот здесь. У меня воспоминания связаны с каждым этюдом. Я помню конкретные дни, места, я не могу с ними расстаться! Хотя, ты знаешь, художники – и не только – часто меня упрекают. Говорят, что нельзя рисовать и оставлять себе, что искусство для людей. Раньше я очень мало продавала. Оригиналы не продавала вообще, только копии. Я могу подарить без проблем! Подарить мне совсем не жалко. Могу отдать работу дорогому для меня человеку – в раме, оформленную. Я знаю, что он её повесит на видное место, будет беречь и любоваться. Но в последнее время я задумалась: и правда, вот они висят у меня дома. Заметно, что я ушла вперёд, а работы остались в прошлом. Это прошедший этап, я бы сейчас их переделала. Иногда даже хочется их снять и что-то подправить! Наверное, лучше было бы их просто отпустить.

А вот копии работ отдаю легко. Мне кажется, в них нет души моей. Помнишь, на творческой встрече в «Джазиуме» Валерий Владимирович Кузнецов говорил: если в работу вкладываешь душу, с любовью её рисуешь, то картина потом нравится и людям.  А если ты нарисовал без души, она пустая получается. У меня есть такие работы. Я вроде бы старалась, рисовала их, смотрю на них – ну миленькие. Но в них нет любви, тепла, мне они не нравятся. Я их нигде не выставляю, никому не показываю. Просто лежат у меня в папке. Я ведь ещё занимаюсь танцами. Иногда провожу аналогии с ними и думаю: почему мне так нравится танцевать? Потому что наша тренер живёт танцами, на каждой тренировке вместе с нами пашет! Она вкладывает себя, свою любовь в каждую постановку!

Наталья Чевжик на открытии персональной выставки в Министерстве культуры НСО. С коллегой и учителем — керамистом Валерием Кузнецовым

— Могу сравнить с написанием произведения на конкурс. Задаётся определённая тема или идея, ты пишешь по ней текст, но в большинстве случаев он всё равно не становится самоценным произведением.

— Согласна! В подлинном произведении живёшь ты, твоя эмоция. У меня есть знакомая по имени Лана Лесникова. Она живёт в Академгородке и работает директором двух агентств, туристического и риэлторского. Это удивительно! Она покупала у меня открытки и отвозила внукам в Калининград. По моим открыткам они проводили в школе занятия! Обсуждали, что изображено на них, что хотел выразить художник. Для неё было важно выбрать не распечатки из Интернета, а именно открытки ручной работы! Конечно, в такие моменты радуешься, что не просто так живёшь, что люди пользуются твоим трудом. А особенно приятно, что по моим открыткам занимаются дети! Они ведь не могут врать, они всё искренне через себя пропускают – это в сто раз приятнее!

— Раз уж про детей заговорили, ты ведь преподавала у детей? Тебе нравилось?

— Конечно, мне нравилось! Когда я училась в школе, я вообще мечтала стать учителем начальных классов. Мама мне говорила: «Никогда. Никогда ты в школу не пойдёшь!». Тем не менее, когда я устроилась работать – я десять лет была художником-оформителем во Дворце детского и юношеского творчества – мне предложили вести занятия с детьми. Сначала я подменяла педагога, потом стала преподавать сама. Это была школа раннего развития – ребятишки с трёх до шести-семи лет. Самые, самые любимые – это трёхлетки, они такие невероятные! Они с распахнутыми глазами! Ты приходишь к ним и придумываешь историю, чтобы их заинтересовать. Нельзя прийти неискренним, закрытым, потому что они это чувствуют.  С ними нужно быть актёром, но без фальши.

У нас сейчас соседи маленькие. Мальчик-второклашечка, а девочка в первый класс пойдёт. С ними чище становишься. Проще и одновременно возвышеннее. С ними можно фантазировать, разговаривать на любые темы, играть. Когда я дочку Катю родила, меня удивляло, как мама не устаёт с ней нянчиться, как у неё сил-то хватает. А теперь понимаю, какой удивительный у детей мир. Надо уметь переключаться из взрослого состояния в детское. Нельзя забывать, что все мы из детства!

Наталья Чевжик

— Кстати, твоя графика это подтверждает. У тебя очень своеобразная декоративная стилистика и тематика. Мышки, ёжики, зверьки. Или напротив – куртуазные мотивы. Как это сложилось?

— Я не знаю, почему у меня столько ёжиков. Я сама размышляла – почему я рисую ёжиков? Недавно прочитала: если человек часто рисует определённых зверей, он подсознательно ассоциирует себя с ними. Может, я себя с ёжиками ассоциирую? (смеётся). Мне нравится сказочная тема. Наверное, мне взрослеть не хочется. Возможно, это подготовка к делу, которое меня по-настоящему интересует. Я хотела бы стать иллюстратором и оформлять детские книжки или стихи.

— Кстати, ты ведь иллюстрировала книжки Лены Берсенёвой.

— Не совсем. У нас был хороший взаимный опыт. Я почитала её стихи, а Лена просмотрела мои готовые иллюстрации и выбрала подходящие. В тот момент я работала и у меня совершенно не оставалось времени на рисование. А в этом году мы встречались с новосибирскими поэтами и обсуждали возможность издания их стихов с персональными иллюстрациями. Это уже совершенно другая история. Я сейчас делаю наброски к четырём стихотворениям Антона Метелькова. Очень волнительно. Не знаю, понравится ему или нет. И ещё рисую к стихам Кати Билибиной.

— Расскажи про выставочные проекты, в которых тебе довелось поучаствовать. Знаю, что на «Библионочи» ты участвовала в проекте Анны Галеевой «100 открытий за минуту».

— Да, мне очень понравилась идея Аниного проекта. Происходило именно открытие: ты знакомился со множеством авторов и с их работами, с их мироощущением. Были оформлены каталоги! Выставка наша проходила в уютном лофте. Во время «Библионочи» в областной библиотеке вообще проходило много выставок на разных этажах. Я думаю, это здорово – люди приходят взять или почитать книги и могут заодно посмотреть выставки фотографов или художников. Юля, в областной библиотеке удивительные люди работают. Они настолько позитивные, настолько жизнелюбивые и радушные! Они всегда рады помочь. И с Аней тоже очень приятно общаться.

— Нисколько не сомневаюсь. Какие у тебя были ещё интересные выставки?

— Зимой в Академгородке у нас состоялась выставка «В ожидании лета». Она проходила в Центре искусств «Академия». Юля, и там тоже прекрасные люди работают! Просто чудо, что жизнь меня сводит с ними! Руководитель Татьяна Ащеулова – удивительнейшая женщина. У них замечательное помещение – светлое, просторное, с большими окнами. Жаль только, что далеко от центра и на открытия приходят в основном академовские жители. Участвовало в этой выставке человек семь – художники, скульпторы, керамисты Юлия Абдуллина, Дмитрий Буторин, Римма Гордеева, Мария Катасонова, Анфиса Ляпина, Ирина Михайленко и Наталья Мясникова.

А весной в ГЦИИ открывался Всесибирский арт-проект Максима Афанасьева «ДА.NET». Он передвижной и работает в течение года: сначала открывается на одной площадке, потом переезжает на другую, ездит по городу и области. Туда отбирались работы на тему «Что тебя волнует в мире». Хочу рассказать, как я готовилась к этому проекту. Я думала: что я могу нарисовать к этой выставке, если у меня одни ёжики и куколки? Как я могу выразить своё видение проблем при помощи моей графики?

И придумала. Во-первых, мне нравится творчество. Я считаю, что каждый должен заниматься творчеством. И я нарисовала ёжиков: один лежит в туфельке, другой его рисует. Второе: я за семью. У человека должна быть семья! Неважно, женат он или не женат, дети есть или нет – зато у него есть родители или, может, близкие друзья. Нарисовала семью ёжиков. Третье: я против мусора, это у меня с детства. Не могу бросить бумажку или шкурку от банана прямо на асфальт. Нарисовала ёжиков – дворников. И ещё – важно радоваться жизни. Это мой подход, потому что жизнь у нас одна (а может, не одна), но пока мы здесь, надо ей радоваться! Ты проснулся, день начался, и в каждом дне должно быть что-то хорошее. Однозначно. В любом! Мне кажется, у меня получается так жить. И я нарисовала ёжика, который летит на шариках с чемоданчиками. То есть если удаётся пропустить идею через себя, можно её реализовать, в каком бы направлении и жанре ты ни работал.

Наталья Чевжик

— В твоей графике фигурируют милые зверьки. А реальные звери у тебя дома есть?

— У меня кот есть. Юля, у нас такой удивительный кот! У нас раньше была собака, коккер-спаниель, но она умерла. Она вместе с дочерью росла и воспитывалась, для Кати это было очень тяжёлой травмой. И поскольку Катя очень переживала, мы сказали, что когда-нибудь заведём котика. Когда-нибудь. Но если Катя чего-то захотела, она этого добьётся. Поэтому котика мы за три дня нашли в Интернете. Мы решили: если заводить, то хорошего кота с родословной. Почитали про разные породы и остановились на британцах. Пишут, что это очень злая порода. Но заводчики говорят: если возьмёте чистокровного британца, у которого оба родителя с родословной, эта порода вас покорит. Юля, это так и есть! Мы купили британца. Он, конечно, король! Мама моя привыкла, что в нашем доме всю жизнь водились обычные коты. У нас их всегда было много, мы их подбирали, выхаживали. И мама говорит: что вы так с ним носитесь? Мы его не бьём, не бросаем, не переворачиваем, мы его – взяли аккуратно, положили обратно (смеётся).

— Как его зовут?

— Джем. Это его сокрашённое имя. Он очень мягкий! Кошек трогаешь и чувствуешь какое-то сопротивление внутри, даже если они пушистые. А он расслабленный всегда! В нём руки просто тонут. Его можно мять, мять. Знаешь, как пузырьки лопаешь и кайфуешь, вот так же с нашим котом. Он не ворует, нигде не лазит, не попрошайничает. Он ходит только в лоток, потому что нам сказали: принесите его домой, поставьте большой горшок, посадите туда и скажите – это твой туалет. Мы так и сделали, и он это запомнил. Он идеальный. Его ругать не за что. Самое страшное наказание для него – ванна! Бывает, он по ночам ходит и шуршит. Ему говоришь: «Сейчас посажу в ванну!» – и он перестаёт шуршать. Если не перестаёт, поднимаешься, берёшь его, идёшь к ванне сонный и усаживаешь. Он тут же выпрыгивает, и больше его не слышно. Он очень умный кот, не кусачий, не нервный. Даже если злится, никогда не вцепляется просто так. Бывает другое – он в засаде сидит и хочет тебя напугать, потом выскакивает, бежит к тебе и на каком-то расстоянии останавливается.

Любимец семьи  — кот Джем

— Мы плавно перешли от творчества к твоим интересам. Тогда расскажи про восточные танцы.

— Я занимаюсь в школе арабского танца «Латифа». Муж у меня, правда, не очень понимает это увлечение. Он на концерты ходит просто потому, что я выступаю. Приходят с дочерью, чтобы меня поддержать. Недавно были на концерте, и муж ей говорит: «Катя, ты-то в институт поступишь и уедешь от нас, а мне всю жизнь на это смотреть!» (смеётся). Но семья должна поддерживать. Даже если не хочет!

— Есть много разновидностей восточного танца, я правильно понимаю?

— Это не виды даже, а направления. Есть ориенталь – это классика. Есть табла, танец под барабаны. Бэледи танцуется в галабеях – это национальная одежда. Есть гавэйзи, саиди, халиджи, авалем, межансе. А есть ритмы – максум, саиди, халиджи, масмуди, карачи, заффа.

— Какие направления популярны в Новосибирске?

— Большинство танцует ориенталь, в который обычно включается несколько стилей. В него можно и тряски собрать, и наклоны – танцовщики учат набор движений и делают микс. Мы на тренировках учим разные направления, иногда берём мотивы золотого века, сливаем в одной связке с новыми, очень интересно получается. А в нашей профессиональной группе изучаем уже конкретные танцы. У нас свой коллектив «Alfee Boosa», это означает «Тысяча поцелуев».

— Очень игривое название.

— Правда! Наша тренер Ирина говорит, что мы должны обязательно представлять себя в образе. Если удаётся войти в образ, легче танцевать. Например, танцуем мы гавэйзи. Это танец цыган-кочевников. Женщины его танцуют, у них на одеждах пайетки, они ими завораживают, в транс вводят, но это же цыгане! Им нужны деньги! Они танцуют, танцуют, а потом говорят: денег дай! И когда представляешь это, легче работать. Мне нравится, что Ирина много рассказывает о восточной культуре, о стилях, о костюмах.

— Танцы выражают разные эмоции?

— О! Юля, это так интересно! Есть один момент. Тренеры зачастую не читают переводы песен, на которые ставят танцы. А в восточной музыке встречаются очень весёлые мотивы, тренеры слышат их и ставят соответствующий танец с заигрывающими движениями. Потом читаешь перевод песни, и там: «Ты меня покинула, я несчастный, у меня разбито сердце!». Текст трагичный, а музыка очень позитивная! Бывает наоборот – песня заунывная, и педагоги ставят целую трагедию. А на самом деле там поётся: «Как я счастлив, я тебя люблю, птички поют!». Конечно, иногда перевод с арабского на русский очень сложно найти. Но если в жюри конкурса сидят иностранцы и понимают слова, а на сцене происходит что-то непонятное… Тексты бывают забавные. Недавно мы танцевали под песню, и она вся состоит из слов: «Зена, какая ты красивая. О, какая ты красивая. Какая ты красивая, Зена, какая ты красивая». Вся песня. Тренер заказывает для нас переводы, и с ними становится намного проще.

— А как началось твоё увлечение восточными танцами?

— Лет десять назад клиентка одна подарила нам билеты на восточные танцы. Был какой-то фестиваль в ДК «Строитель», и из выступающих женщин я никого не помню, но среди них танцевал Сергей Ермаков, он преподаёт в Академгородке. Я думаю, это единственный мужчина-тренер у нас в городе. Вот он мне запомнился. Спустя какое-то время я заинтересовалась, посмотрела видео и подумала, что тоже хочу заниматься танцами. Уже позже я поняла, что это такая женственность! Ты начинаешь себя понимать, делаешься мягче, мысли очищаются, душа становится лёгкой. Достигаешь гармонии. И ещё мне нравится, что мы не на тренировке в спортзале, где нужно заниматься через преодоление себя. Восточным танцам физически тяжело учиться, но музыка настолько красивая, в них всё так гармонично, что ты испытываешь кайф.

— Сколько лет ты занимаешься танцами?

— Три года.

— И уже в концертном составе?

— Да, в апреле у нас состоялся двойной дебют. Во-первых, мой дебют. А во-вторых, мы новый танец впервые исполнили на большой сцене. Это было в рамках чемпионата по восточным танцам «Raks al malak Novosibirsk». Мы выступили в программе, а потом в гала-концерте. Мы первое место заняли, я так счастлива! Конкурс идёт три дня, с утра до вечера. Есть сольное и групповое отделения. Участников очень много, на каждый танец отводится примерно по две минуты. Зрители могут приходить и смотреть.

— Какие ощущения от дебюта?

— Сейчас расскажу. Я целый месяц до выступления переживала – вдруг я что-то забуду. Но когда наступил день «Икс», я поняла, что совершенно не волнуюсь. Я пришла, всё хорошо, девочки свои, они выступают давно, группа у нас очень сильная. А меня предупредили, что во время выступления очень пересыхает рот. И они, значит, все брызгают в рот водичку, на сцене ведь нужно улыбаться, а я не брызгаю. Думаю: «Я ведь и так не волнуюсь». Но когда я вышла на сцену, Юля, после первых секунд я понимаю, что не могу улыбаться! У меня не то что рот, а губы пересохли, лицо превратилось в маску, я не могла ни открыть рот, ни закрыть! Видимо, действительно накопилось волнение, просто я его не ощущала. Я всегда думала – почему поэты, чтецы, певцы пьют воду? А теперь понимаю.

— Да, пересыхают губы, а губы – это же артикуляция. Если сухие губы, плохо читается. Со временем появляется привычка, и волнение уходит. Но энергетику выступления ты почувствовала?

— Юля, это фантастика! Во-первых, эмоции зала ощущаешь. А после того, как всё закончилось, ты выдохнул – ощущение такого счастья! В танцевальном коллективе ты должен чувствовать каждого, а люди тебя должны принять. Энергетика твоей группы должна стать и твоей тоже, понимаешь? Я раньше думала: девочки ко мне хорошо относятся, мы ладим с ними, на тренировке они мне подсказывают, поддерживают меня. Всё хорошо. Но настоящее единение я осознала только после концерта, когда мы сидели и кофе с девочками пили, когда расслабились. И я поняла, что это мои девочки, моя группа, что я с ними, что они меня приняли! А какой мощный от них энергетический заряд на сцене! Тебя вся группа тянет, тебя захлёстывает потоком, это шикарно.

Коллектив «Alfee Boosa» на чемпионате по восточным танцам ««Raks al malak Novosibirsk»

— Расскажи про ваши костюмы.

— Костюмы нам шили в Египте, и даже то, что они оттуда, их там расшивали – даёт силы, уверенность. Всего у меня четыре костюма. Два осталось от предыдущей группы, два от этой. Сейчас для нового танца будем третий костюм шить. Кстати, скажу – чем мне нравятся наши танцы, так это элементом неожиданности! Например, то же гавэйзи. Играет там дудка, дудка, дудка, ты сидишь, и кажется, что можно уже заснуть, а потом раз – и вступают барабаны! Сначала танцуется медленно-медленно, а потом убыстряется. У нас есть танец, мы с ним работаем последний сезон. Его исполняют с платком – кстати, учить это очень тяжело. Танцуют его с платком, танцуют-танцуют, потом платок выкидывают. А потом отходят к стене и совершенно неожиданно выкидывают второй платок, который пришит к поясу. И начинается абсолютно новая, фееричная часть танца! Люди не ожидают этого. Сейчас мы учим новый танец под музыку золотого века. Он может исполняться с платками и с крыльями.

— У вас есть уже крылья?

— Пока нет. Но что мне ещё нравится в Ире – у неё исключительный вкус. Она придумывает очень оригинальные, дорогие костюмы. Причём костюмы не для всех одинаковые. Допустим, я блондинка и мне синий больше идёт, чем розовый. Тёмненьким больше подходит розовый, потому что именно в нём они ярче смотрятся. Она следит, чтобы наряд подчёркивал фигуру. Она продумывает всё!

 — Посещаешь танцевальные мастер-классы?

— Нечасто, потому что звёзды нечасто приезжают к нам. В будущем году к нам должен приехать Томми Кинг. Он египтянин, его настоящее имя Хатем Хамди. Знаешь, не все мужчины могут грамотно танцевать восточный танец. Им это не идёт, смотрится непривычно. Но Томми Кинг – артист! Ему идёт любой костюм! Он выходит на сцену, танцует, и ты оцениваешь только его мастерство! А в этом году в Новосибирске была Катя Эшта, мировая звезда. Она не носитель коренной культуры, но долго училась, у неё свой оркестр, она записывает диски. Всегда надо учиться у мастеров и расти рядом с профессионалами в любом деле. Да, Юля? Когда растёшь – видно, что ты растёшь.

На самом мастер-классе, по правде говоря, мало что запоминаешь. Но, как правило, его снимают на видео хорошего качества, потом видео скидывают нам, и мы разбираем урок детально. Интересно посмотреть, как она тело ставит, куда девает руки. Мы тоже записываем видео на тренировках. Допустим, четыре занятия изучаем какую-то связку, а потом записываемся группой и поодиночке. Когда видишь себя на фоне группы и тренера, все недочёты всплывают сразу. Вчера смотрела очередное видео – у меня одна рука своей жизнью живёт! Она всё время что-то подкручивает! Я даже отчёта себе не отдаю, когда она успевает это делать! (смеётся).

— Что-нибудь читаешь?

— Читаю. Интересная такая история – в инстаграме попался блог психолога Михаила Лабковского, цитаты которого оказались мне очень близки. Я подписалась на него. Через какое-то время мы с мужем заходим в книжный магазин «Перемен». Замечательный магазин, очень его люблю. Ждём кассира, я беру первую попавшуюся книжку, открываю на случайной странице, и мне попадается цитата. Она оказалась прямо-таки цитатой дня! И это, конечно же, книжка того самого Лабковского. Еще через какое-то время дочь говорит: «Была в магазине «Перемен», мне там понравилась одна книжка, я хочу её купить». Она накопила денег, купила, принесла домой – и это книжка Лабковского! Мне понятно его восприятие жизни: надо любить себя и радоваться каждому дню. Я читаю его, смотрю на свои отношения с ребёнком, с мужем, с мамой и понимаю, что у меня очень гармоничная жизнь. Он учит, как поступать и вести себя с людьми, а у меня всё это происходит на интуитивном уровне.

Наталья Чевжик

Юлия ФЕДОРИЩЕВА

Фото из личного архива Натальи Чевжик